Каррарские мраморные карьеры - экскурсии с гидом Ирина Лихота

Приключение начинается

Когда говорим о Карраре, мысленно представляются мраморные карьеры и ослепительно белые пики Апуанских Альп, которые видны с побережья Версилии (Лукка) и кажутся вечно снежными.

Греки называли его «marmo», что означает «сияющий», и когда мы поднимаемся по извилистой дороге над Каррарой, на высоте 900 метров над уровнем моря белоснежное золото поблёскивает своим естественным светом. Смотря на каменоломни, понимаешь, что без труда людей, который сопряжён с опасностями, даже сегодня этот минерал не смог бы ожить и показать множество различных переливов – от жёлтого до темно-синего и даже фиолетового, который обнаружил Микеланджело Буонарроти, назвав в честь Лоренцо – Медичейский.

Этрусски

Начинают извлекать к VI веку до н. э. этрусские мастера из Пизы и Вольтерры, о чем свидетельствуют около ста артефактов, среди них: мемориальные чипы разных форм, подставки и даже небольшие статуэтки женских фигур, найденные на территориях пизанской провинции.

Римляне

Уже во II в. до нашей эры Бардильо (Bardiglio) добывали в окрестностях восточнее от Каррары, но в районе Полваччо (Bacino del Polvaccio) отыскали материал, превосходящий по качеству греческий – с плотным зерном, очень мелкой кристаллизацией, яркой белизны и с уникальной полупрозрачностью, который подходил для создания скульптур.

Примерно через сто лет, в период республиканского Рима, завоевав Апуаны, изучение местности стало идти более интенсивно, а при императоре Тиберии открытые 189 карьеров считались достоянием империи, где находились офисы и дома римских чиновников, которые собирали vectigal, налог на покупку. Работали не только рабы и заключённые, приговорённые к принудительным работам, но даже свободные ремесленники, поэтому в этих местах археологи нашли даже инструменты и монеты.

Как рассказывает Плиний, вплоть до второго столетия нашей эры, именно с этой горной части экспортировали самый «чистый» мрамор, через порта Луны (Луни) по всему Средиземноморью, в Прованс, Испанию и Северную Африку, с отметкой «лунный». Из него была вырезана колонна Траяна (Colonna Traiana).

Из него Микеланджело создал свой шедевр Пиета (Pietà). Позднее, целых 8 месяцев, вместе с рабочими, привязанный за пояс верёвкой, на весу простукивал, прощупывал, прослушивал каждый сантиметр поверхности, уже представляя внутри ещё бесформенной глыбы 12 гигантов, которые должны были украшать гробницу Юлия II. Здесь легко представить его стоящим в одиночестве, пыльного с изрезанными руками, под палящим солнцем, мечтающим превратить все эту гору в одну единственную статую. Многое изменилось с тех пор, но международных художников, таких как Ян Фабр и Маурицио Каттелан, по-прежнему влечёт сюда очарование традиций и прекрасное чувство свободы, которое ощущаешь только стоя на вершине.

Есть приметы каменотёсов, которые отмечали свои блоки определённой меткой на древней Стелле III в. до Р.Х., обнаруженной при разработках в Фантаскритти, с изображением Юпитера, обнимающего сыновей – Геракла и Вакха. Для всех кто приезжал выбрать камень, было принято гравировать свою подпись, которую оставил Джамболонья, Канова и даже русский генерал Остерман Толстой буквами на кириллице.

Техника добычи

Метод извлечения основывался главным образом на выявлении натуральных трещин, в которых делали канавку «V», вбивали деревянные клинья, постоянно держа их во влажном состоянии, до тех пор, пока разбухшее дерево не отрывало намеченный кусок. Иногда достаточно было поработать железным клином и кувалдой, после чего приступали к обтёсыванию сторон, соответственно каждый имел свою специализацию. Особую, довольно опасную работу, выполняли «текиайоли» – скалолазы, задача которых была выявить слабые участки. Перетаскивали на лицах, подкладывая брёвна по мере скольжения вниз, до дороги, где ждали телеги, запряжённые сильными волами. Такую технику использовали вплоть до XIX в.

Средневековье и Ренессанс

В Апуанах вновь начали открывать местонахождения после 1000 года: строительство Дуомо на «Площади Чудес» было завершено в 1092 году, его баптистерия в 1163 году, колокольни в 1174 году и монументального Кампосанто в 1214 году. В 1265 году Никола Пизано отправился в Каррару, чтобы найти мрамор для кафедры Сиенского собора. В 1302 году его сын Джованни – для такой же цели, но для пизанцев, а в 1319 году большое количество было приобретено для церкви Санта-Репарата во Флоренции.

В 1500 году, когда в Массе-Карраре правила династия Маласпины, крестьяне объединились в гильдию «Каменотёсов», и даже если в эпоху Возрождения появился больший спрос, перевозка оставалась неразрешимой проблемой, ведь тащить до порта приходилось 10 км. Оттуда переправляли на судах в Столицу по реке Арно, на лодке меньших размеров «новичелли» до перевалочного пункта в Ластра Синья, и затем опять на колёса. На протяжении 100 лет (1900) использовали взрывчатку, хоть это и облегчило процесс, но оставляло много отходов.

Вскоре начали экспериментировать распилку мощными спиральными тросами, которую во время трения охлаждали составом кварцевого песка и воды. Внедрение моделей с алмазными насадками, маленькими шариками диаметром 5 мм, ускорило распиливание без потери сырья, и транспортировка непосредственно с места распила.

В послевоенные годы для транспортировки использовали списанные военные американские грузовики, которые заменили самосвалы. Ещё несколько лет назад погрузка осуществлялась с помощью лебёдок, а теперь огромным лопастям экскаватора. Новые технологии упростили способы добычи, улучшили стиль жизни, но не отношение к этим вечным махинам, которые требуют уважения и бережного отношения к природе.

Ваш гид Ирина Ли